Скрытое сияние Магриба

Арабы говорят: “Магриб – священная птица. Тело ее – Алжир, правое крыло – Тунис, левое – Марокко”. Географы называют Магрибом страны, расположенные к западу от Египта. И если на “крыльях” священной птицы при желании можно побывать, то “тело” остается пока для мира недоступным – уж больно понравилось некоторым его обитателям отстреливать иностранцев. Что вызывает сожаление. Ибо эта страна – перекресток арабского мира, Черной Африки и европейского Средиземноморья, где древнеримские города сменяются тысячами мусульманских куполов. Страна, у которой два бога – море и пустыня. И настоящее уходит в прошлое под непрерывный аккомпанемент того или другого.

Сотворение ее столицы, Алжира, растянулось на много столетий. Многое видел он – был римской колонией, на него положили глаз испанцы после завершения Реконкисты. В алжирский порт неизменно заходили каталонские, провансальские, генуэзские суда. Вывозили мед, масло, фрукты, оливки. Турки назвали его Аль-Джазаир, это слово ласкало слух пиратов и корсаров, сделавших город своим гнездом.

Море придает городу особый колорит. Тихое в закрытой гавани, оно чернеет во время штормов или знаменитого ветра, получившего название “майоркского плотника” за то, что некогда превратил в щепки огромный флот Карла V. В какой переулок ни зайдешь, море следует за тобой по пятам. Чем дальше уходишь от него, – в условиях Алжира, чем выше поднимаешься над побережьем, – тем больше, шире, ярче видно море.

Но все же если кто и отваживается посетить Алжир, то делают это большей частью, чтобы увидеть Касбу – старый город, единственный в своем роде из оставшихся на Земле. Полный темных тупиков и переулков, таинственный город, сердце Алжира. Чужим и нелюбопытным он показывает лишь глухие стены. Но, населенные и живые, эти старые кварталы сохранились неизменными с XVI в. Это мир средних веков, мир, где на каждом шагу сталкиваются ночь и день, тень и свет.

В Касбе нет и никогда не было площадей, нет зелени, жилища не только лепятся друг к другу вплотную, но и причудливыми сводами прорастают над переулками, закрывая небо. Единственно возможный здесь вид транспорта – ослики. Дома громоздятся по склонам холмов, большинство улиц, тянущихся от моря, представляют собой лестницы в 300-400 ступенек. Прямых улиц нет вообще, все они под углом переходят одна в другую, извиваются, заводят в тупик. Касба будто играет в прятки. Двери низкие, зеленые и голубые, украшенные резьбой. Над входом – изображение руки Фатимы, защищающее от дьявола, либо тяжелая подкова. Только не на счастье тут она, а напоминает арабское изречение: “Если под этой крышей ты скажешь что-нибудь необдуманное, твой мул ударом ноги раздробит тебе челюсть”.

А ищущие себя, свои место и роль в мироздании, встречаются с Сахарой, великой пустыней, “страной жажды и страха”. Сахара – пустыня каменистая, красноватая, суровая. Дрожит расплавленный воздух, в сумках лежат пледы: днем +45, ночью ниже нуля, можно отморозить ноги.

Периодически видны высокие башни из глины и песка – по ним ориентировались караваны. Кончались башни – удачей тогда было, если в караване имелся слепой проводник. У слепого сильно развито обоняние, и в пустыне он хорошо чувствовал запах верблюда. Идя впереди каравана, слепой проводник нюхал песок и точно определял те тропы, по которым шел предыдущий караван.

Когда-то хозяевами Сахары были туареги. Ныне мусульмане, раньше они поклонялись царице Танит, в память о которой у них и сейчас щиты и мечи завершаются рукоятью в виде буквы “Т”, а сами они остаются приверженцами матриархата. Женщины вершат у них правосудие и сами выбирают себе мужей. До сих пор существует рабство: господа рождаются от потомков Танит, рабы – от потомков ее служанки. Соседние племена называют туарегов “синими людьми” – лица мужчин прикрыты тканью и от постоянного ношения синий краситель въедается в кожу.

…А когда-то и Сахара была цветущим садом.

love_krasotka

Şərhlər:

  1. Angelocka dedi ki:

    Sps canulka novost prosta superrr i ocen intiresniy opucuk opucuk

  2. love_krasotka dedi ki:

    Angelocka,
    пож джана opucuk